Республикалық ғылыми-практикалық психологиялық журналының ресми сайты

82 қаралым

 «Любить – значит превосходить самого себя»

0

Айдарова Лаура,

Ученица 9 В класса химико-биологического направления «Назарбаев Интеллектуальной школы» г. Кызылорда


Впервые я увидела его на дне рождении одной из подруг моей сестры. К счастью, все сложилось так, что моя сестра старше меня всего на три года, и именно по этой причине я могу контактировать с её друзьями. У одной из них был день рождения и она пригласила меня. Я никогда не любила подобные праздники, но она настояло на этом.

Зайдя в дом, я сразу же подумала о том, что здесь до жути душно. Тут было немного людей, почти все они были мне знакомы. Но посмотрев в сторону кухни я заметила одну личность. Это был парень лет 18-ти с черными как столь, глазами прожигающие дыру в стене напротив. У него был утонченный вкус, ведь только он был в черной водолазке с костюмом и в штанах того же цвета, как в то время все остальные были лишь в мешковатых толстовках с джинсами. Этот юноша стоял один, мне даже показалось, что он здесь ни с кем не знаком.

Мои щеки сразу же вспыхнули, когда он перевел свой взляд в мою сторону. «Перестань на него открыто смотреть» твердило мое подсознание и мне пришлось уйти к знакомым. Спустя пару часов мне все это наскучило, но я никак не решалась выйти в другое место, так как сильно смущена тем, что я в буквальном смысле глазела на того незнакомца. Кто же он? С кем из этих людей он знаком? Почему он стоял один? Увы, я не знаю ответов на эти вопросы. Я была настолько поглащена своми мыслями, что даже не замечала того, что кто-то дотронулся до моего плеча. Подняв голову, я увидела того самого парня.

– Могу ли я пригласить тебя на танец?

Его голос был тихий, мужественный и хриплый. Удивленная этим поворотом событий, мне пришлось замешкаться и думать над ответом дольше, чем предпологалось.

—   Но  музыка ведь не играет, — почему  мой голос подводит меня и звучит по-детски?

Разве это так важно? Для танцев музыка не обязательна, — сказав это, он улыбнулся уголками губ, но потом снова принял серьезный вид. Молодой человек протянул мне руку и с моей стороны было бы некультурно отказать. Поэтому я положила свою руку в его. Не отпуская этой руки, он положил вторую на мою талию, но сам он не стоял очень близко. Он старомоден, что мне очень понравилось. Парень выше меня на голову, поэтому было немного неудобно смотреть на него.

—   Как тебя зовут, дорогая?

—   Исида. А могу ли я поинтересоваться тем же?

—   Исида…, – он будто бы смаковал мое имя на вкус.

—   Роскошное имя. Меня зовут Азазель. Слушай, Исида, я хочу побыстрее уйти отсюда, не хочешь составить компанию?

Что мне сказать? Я не знаю его хорошо, чтобы прогуливаться. Но именно в этот момент я вспомнила сразу «vivre vite, mourir jeune» (живи быстро, умри рано). Что ж,  попробуй рискнуть. Мне же тоже здесь скучно. Да и тем более, он не убьет меня, я надеюсь.

—   Хорошо, только ответь на один вопрос: ты ведь не маньяк?

Он рассмеялся, после чего ответил:

—   Нет, можешь мне верить.

Предупредив остальных, мы вышли на улицу. Еще не стемнело, что меня очень радует.

Моему счастью не было предела, когда я узнала о том, что мы будем передвигаться на мотоцикле. Этот человек исполнил мою мечту, о которой я думала последние пару лет.

Мы остановились около одного здания и прочитав вывеску, я поняла что мы в галерее.

—  Здесь проходит выставка картин Винсента ван Гога, я бы хотел познакомить тебя с этими шедеврами.

—  Я знаю этого художника и все его картины. И, кстати, Азазель, он – один из моих любимых художников.

Сколько бы не пытался Азазель, у него не получилось скрыть улыбку после этих слов. Прокомментировав каждую картину, мы пришли к выводу, что мы прогуляемся.

Его голос отвлек меня от моих мыслей и заставил спуститься на землю.

—   Слушай,  девушка с великолепным именем, я очень рад, что мы так хорошо проводим время, однако есть одна проблема. Я – очень сложный человек и я никогда не позволял себе привязываться к людям. Ты – потрясающая личность, но если мы будем и дальше контактировать, то я к тебе привыкну, после чего будет плохо и неприятно. Извини, ты – не исключение в моей жизни. Прощай, Исида, я не обещаю, что всегда буду помнить тебя, но постараюсь не забыть некоторое время.

Сказав все это, Азазель развернулся и ушел. Появилось пустота внутри, к которой так трудно привыкнуть. Не было ни злости, ни грусти. Мое лицо не выражало абсолютно ничего, лишь странное ощущение вакуума внутри себя, который высасывает энергию и эмоции.

И вот тогда меня осенило. А на что я надеялась? На то, что он скажет мне, что я – его родственная душа? Очнись, глупышка Исида, жизнь – это не сказка и не милый романтический рассказ. Это творение, в котором все может перевернуться с ног на голову в любой момент. И ни мотоцикл, ни выставка картин ван Гога, ни старомодность Азазеля не могут изменить ход событий. Люди подчиняются жизни, а не жизнь им.

Share.

Leave A Reply